«Какая подлость быть приговоренным к такому климату!»

Коммерсант Weekend узнал, что русские классики на самом деле думали о русской зиме.

Мороз, снег, метель, пурга, оттепель, мороз, гололед, сугробы, поземка, опять оттепель, замерзшие водоемы и стекла, короткие дни, длинные ночи, холод, холод, холод — все эти прекрасные составляющие русской зимы воспеты в бессчетном числе произведений русской литературы. Восхищение писателей неизменно разделяла — нечастый для России случай — и официальная пропаганда.

ЗИМУШКА-ЗИМА

И в лесу, и на крылечке 
Всюду гостья побывала: 
Разбросала покрывала, 
Мост построила на речке, 
Все окошки расписала, 
Все дорожки замела. 
​​​​​​​Здравствуй, зимушка-зима! 

Январь
Открываем календарь —
Начинается январь.
В январе, в январе
Много снегу на дворе.
Снег — на крыше, на крылечке.
Солнце в небе голубом.
В нашем доме топят печки,
​​​​​​​​​​​​​​В небо дым идёт столбом.

Февраль
Дуют ветры в феврале,
Воют в трубах громко.
Змейкой мчится по земле
Лёгкая позёмка.
Над Кремлёвскою стеной —
Самолётов звенья.
Слава армии родной​​​​​​​
​​​​​​​В день её рожденья!

Всех нас согревает забота Родины, высокая оценка нашего труда партией и народом.

Последний месяц русской зимы в Москве радует обильными снегами и молодящими кровь морозами — снега и морозы сулят урожайное лето.

Классики (как и власти) всегда рассматривали наличие в России такого полного чудес времени года как знак ее избранности.

Они славили способность коренного населения не только регулярно выживать в нем (а немцу — смерть), но и проводить его торжествуя. Никита Солдатов собрал зимние впечатления русских литераторов, которыми они делились не с читателями, но с близкими.

На Центральном стадионе имени В. И. Ленина в Мо­скве организуется грандиозный праздник «Русской зимы». На площади перед стадионом устанавливаются бабы, потешные ледяные скульптуры и красочные плакаты с текстами из произведений писателей-классиков, прославляющих русскую зиму («Советская культура», 2 января 1958 года).

Всю ночь бесновалась метель, намела сугробы, засыпала волоки — пути трелевочных тракторов. Но как только стало рассветать, все люди участка отправились на свои рабочие места. По пояс в снегу идут по просеке вальщики леса, демобилизованные воины Иван Новоселов и Виктор Селиверстов, подтягивая за собой кабель. И вот запел мотор электропилы («Известия», 23 февраля 1957 года).

Народные приметы обещают этом году суровую и снежную зиму. Конечно, и в Москве, в других больших городах снег мешает машинам. Но если подумать — как ждет его каждый раз земля, как тревожится за свои озими, за будущие побеги своих зеленых садов и виноградников! Так пускай же привольно лежит он на отчих равнинах («Правда», декабрь 1986 года).

Жгучая солнечная метель метет по степи. Степь звенит, а люди смотрят на прибывающие снега и радуются, думая о будущем хлебе. Алый комбайн тихо гудит, когда человек в маске касается его звездой автогена. У них — свой диалог, своя память, своя цель впереди («Правда», 1 февраля 1973 года).

Закружили метели, грянули морозы, а в иные декабрьские дни термометр показывал минус 54 градуса. Но, несмотря на суровую зиму, живет полнокровной жизнью большой коллектив строителей Братской ГЭС («Известия», 1 января 1960 года).

Багряны закаты и переходы солнца над столицей, ночью небо сверкает тысячами звезд, дни сухи и безветрены («Правда», 2 декабря 1946 года).

На огромных просторах нашей Родины люди в эти дни живут, казалось бы, обычной жизнью, работают, как всегда. Но есть в этой будничности про­явление особого вида мужества, о котором обычно даже не принято гово­рить. Дескать, мороз и мороз. А если вдуматься? Человек бросает вызов сти­хии, сокрушающей сталь («Известия», 9 января, 1969 года).

2017-12-06 12:33:00
Источник: Коммерсантъ
Ретрансляция: Новости Mail.Ru



ТОП ЛУЧШИХ ЦЕН В ИНТЕРНЕТЕ